Обладатель Гран-при Телекинофорума-2019 Денис Берестов: «Я бы с удовольствием снимал фильмы о другом!»

Денис Берестов за несколько минут до вручения Гран-при

— Денис, поздравляем, как ощущение после того, как взяли Гран-при? 

На вручении Гран-при, я уже говорил, что это было неожиданно. Ну, во- первых я, конечно, не верил, что фильм хотя бы возьмет себе в программу один из российских фестивалей, причем такого серьезного уровня. Потому что я же подавал на другие. Работу не взяли. Один из отборщиков одного из фестивалей сказал: «Ну, это не патриотично». Так что это уже была победа, что вначале отобрали. Поэтому и Оргкомитету и отборщикам спасибо за смелость. Уже попав на телекинофорум я особо иллюзий не строил, то есть не строил их вообще. Это потом я узнал, что у жюри были достаточно жесткие споры, кому из конкурсантов отдать Гран-при. Уже после церемонии награждения ко мне подошел Виталий Товиевич Третьяков, а он как раз возглавлял жюри в секции конкурса телевизионных программ и фильмов, и сказал: «Ты знаешь, я сегодня с утра собрал все жюри, в том числе, членов жюри игрового кино и говорю, чтобы потом не было кривотолков: «Мы сейчас с вами посмотрим одну документальную картину, а потом поговорим о судьбе Гран-при!». И поставил «Хештег Клюквахайп».  Вот тут то бои, в хорошем смысле слова и начались… А на форуме на самом деле были очень достойные работы. Ну, и в этой битве за клюкву в прямом смысле слова одержал победу Третьяков, за что ему большое спасибо… .

— А почему Ваш фильм называется так необычно? 

«Хештег клюквахайп» — это история из деревни Ручьевая. Она в Псковской области. Там живут Таня и Лена Михеевы. Тане — 14. Ее маме, Лене — 39. Они живут на 450 рублей в месяц. Столько выделяет государство за то, что есть Таня. Это «детские». Работы в Ручьевой нет совсем. Зато есть клюква. Клюква единственный способ выжить. Ее собирают два раза в год и сдают оптовикам. Вырученные деньги складывают и делят на весь оставшийся год.  Школу, которая находится в 20 километрах в районном центре Дедовичи спонсирует «Красный крест». Он выделяет бесплатные завтраки и обеды. Вот и получается кино о «счастливом детстве», мечтах и будущем. Только выходит, что мечты и детство у наших детей, в зависимости от того, где они живут, совершенно разные. И для Тани хайп — не новый смартфон и не поездка в Италию, это ягода — клюква, вот что важно.  Клюква — ее хайп. Не будет клюквы — не будет жизни…

— Грустная история… 

— Не веселая, уж точно. Но Москва и Питер – это же не Россия. Россия, но только верхушка айсберга под названием Россия. А все остальное-то под водой…

Денис Берестов и автор интервью Анастасия Шевчук в дни проведения XIX Международного телекинофорума «Вместе» в Ялте

— Не патриотично как-то… 

— Вы не первая, кто мне об этом говорит. Я на это отвечаю: вы кино посмотрите. Более патриотичного фильма не увидите. Потому что патриотизм, это не «ура» на митингах кричать. В фильме есть сцена, где старшая дочь Тамара звонит маме Лене по телефону. Мы записали их разговор по громкой связи. Так вот Тамара ей говорит: «Мама, ты знаешь, не слушай, что про тебя говорят, что ты пьющая, что гуляла… . Мама, мы любим тебя, такую какая ты есть». Так вот для меня Лена – это воплощение России, а Тамара, это ее граждане, если хотите. Знаете, легко любить богатых родителей, гордиться успешными детьми… . А вы попробуйте вот так любить. Абсолютно по Шукшину: «Любят не за что-то, любят вопреки»… . И вот это объяснение Тамары в любви своей маме, для меня это объяснение в любви к Родине. Родине не идеальной, где-то абсурдной, временами ушедшей в запой, и, в тоже время, щедрой на любовь. Настоящую любовь. И это взаимно… .

— А что говорили жители Ялты, которые видели фильм?

— Ну, понятно, что большинство условно качали головами, восклицая: «Как такое может быть в стране, которая победила фашизм? Детей в школе кормит «Красный крест» И все такое. Но, был один зритель, которого я уж точно не забуду. Это мужчина, в возрасте где-то 55 лет.  Ростом метра два, широкие плечи, кисть такая развитая, рукопожатие крепкое. Он говорит: «Я капитан второго ранга в отставке. Меня жена видела плачущим раза два на похоронах предков. Вот сегодня я плакал, не стесняясь. У меня не особо большая пенсия, но, если дадите мне контакты Тани, тысячи две я буду высылать ей каждый месяц с пенсии». Вот это было очень трогательно.

— Ну, и фильм сам весь, как слеза… Там же сильный момент, когда Таня плачет… 

— Вот в чем прелесть документального кино, ты никогда не знаешь, что произойдет в следующую секунду. Мы, до того, как она заплакала, говорили о более жестких вещах, о маме, у которой нет работы, о папе, который с мамой в разводе из-за того, что она пила, о Тамаре — старшей сестре, по которой она скучает… И вопрос:«А у тебя счастливое детство?» казался мне скорее общим для девочки 14 лет. И тут — на тебе: размышление секунды на три, а потом Таня заплакала. Плачет 5 секунд,10, 20, 25. Съемку прервали…  .  Таня успокоилась. Причем внимательный зритель услышит, что она сама себе говорила. Ее голос слышен за кадром… . А вот потом, мы стали говорить с ней про Новый год и я задал ей вопрос : «А что тебе подарили на Новый год?». И когда она ответила — «Ничего», вот тут заплакал уже я и остановил съемку… . Некоторые мои друзья сказали, что это непрофессионально, не знаю… зато честно… .

Денис Берестов — полузащитник футбольной команды «Звезды телекинофорума»

— После телекинофорума, что ожидает «Хештег Клюквахайп»? Следующие фестивали? 

Хотелось бы в это верить… но, мне кажется, точно не в России.  Может кино (я так громко называю свою работу, потому что некоторые критики называли все же это репортажем), не знаю… сейчас, как-то, вообще жанры размыты, так вот может мое кино не дотягивает до уровня одних конкурсов, у организаторов других — смелости не хватает взять «Клюкву» в программу… но, будем что-то пытаться делать. Вообще подача работы на фестиваль отдельное искусство, если кто-то владеет им и может помочь подсказать, как это максимально правильно сделать — буду только рад. Вот на самом деле я теряюсь во всех этих организационных формах, бумагах. Так что, как говорится — помогите, люди добрые!

— А какие планы на другие Ваши фильмы? 

Ну, во-первых, история с «Клюквой» не закончена.  Нужно снимать «Клюкву-2». За год произошли удивительные изменения. Сразу после нашего отъезда из деревни, к Тане и ее маме приезжали какие-то чиновники из Псковской областной администрации, представители силовых структур. Спрашивали: чем журналисты интересовались, что снимали? Как я понимаю выговор получила директор школы за то, что рассказала нам, что школьников кормит «Красный крест». Школе запретили принимать помощь от «Красного креста», взаимоотношения с соседями у Тани стали другие. Соседи стали называть ее звездой. Там есть, что снимать. И это — история про каждого из нас. Там, что не портрет человека, то поступок, то история… Но, на съемки нужны деньги. Денег пока нет. Деньги ищем. Успеем до Нового года найти – снимем. Если нет -история, наверное, уже потеряет свой нерв. А без нерва и смысла нет продолжать историю. Понимаете, темы-то есть… историй маленьких людей в России было всегда пруд пруди, денег вот только на маленьких людей нет. А  было бы здорово, если бы нашлись большие деньги на маленьких людей, тогда бы и документальное кино я бы снимал о другом…

Беседовала — Анастасия Шевчук, волонтер пресс-службы Международного телекинофорума «Вместе», студентка факультета Прикладной филологии Института филологии, истории и искусств филиала Гуманитарно-педагогической Академии КФУ им. В.И. Вернадского в г. Ялта

Говорят участники
Поздравляем!